?

Log in

No account? Create an account
Можете ли вы сказать в какой-нибудь из дней своей жизни: «Я точно знаю, где и что делал в этот день мой предок ровно столетие назад»? Я могу. И этот день – сегодня, 7 ноября 2017 года. А ровно сто лет назад мой прадед со стороны матери, Константин Илларионович Ковалёв находился в центре событий, перевернувших ход истории нашей страны в целом, и его семьи, в частности. Круг замкнулся, сегодня я была у «Авроры», там, где всё случилось. Конечно, в моём прокоммунистическом детстве невозможно было представить, что 100-летие Революции пройдёт именно ТАК – при полном равнодушии властей, и вспоминать о нём будут только на неравнодушные энтузиасты. И вообще, нельзя было представить всё это.

В детстве всегда слышала от мамы: «Твой прадедушка, мой дедушка брал Зимний дворец и лично видел Ленина!»  Ну как-то так оно и было. Вот вспоминания, опубликованные в 1973 году в книге «Мы-судостроители. Документально-художественная книга об истории и людях Хабаровского судостроительного завода», 1973.  Разумеется, что с простой безыскусной человеческой речью как следует поработал редактор, насытив её специфически-советскими клише и придав соответствующую стилистику. Тем не менее, даже сквозь эти пафосные периоды проглядывает живая интонация.

«Мне тогда было немногим больше двадцати. В 1916 году я служил на Балтике на броненосце «Гангут». Шла империалистическая война. Миллионы русских людей, одетых в бушлаты, гибли за интересы царя, помещиков и капиталистов. Но над страной уже занималась новая заря – заря пролетарской революции.
Я, как и многие матросы с «Гангута», плохо ещё разбирался в обстановке. Но сердцем простого русского человека чувствовал – гроза приближается. И был за то, чтобы она разразилась во всю силу и смела ненавистное самодержавие.
Разобраться во всём мне помогли люди нового склада – большевики-ленинцы.
Наступила очень 1917. Имя Ленина не сходило с уст. Коммунисты-агитаторы рассказывали о целях и задачах большевиков, звали нас в бой. К этому времени я и большинство моих товарищей гангутцев ясно понимали, куда идти. Мы знали, что партия возлагает больше надежды на нас – революционных моряков.
Штурм Зимнего. Залп «Авроры», открывший новую эру в истории человечества.Read more...Collapse )

Крылов и Читатели

Замечали, что в баснях Крылов всегда обманывает читателя, и мораль вовсе не там, где её автор обозначает? Положительные герои выглядят полными дибилами, а отрицательные часто вызывают сочувствие и одобрение.

 «Когда в товарищах согласья нет» - почему это нет согласия? Очень даже есть, Лебедь Рак и Щука договорились везти воз и вместе в него впряглись! В другом причина неудачи, в другом…

«Лесть гнусна, вредна» - да как же она вредна, когда лестью можно на законных основаниях добыть себе кусочек сыра.
Каким му…, ой, гадом описывается Муравей замечают даже дети: «Кумушка, мне странно это, да работала ль ты в лето?» - ну что он издевается-то?, ну он же кум, что он не знает, кто такая Стрекоза? Что работать она не умеет и не любит? Нет, надо строить из себя непонимающего праведника.

Про Соловья в «Квартете» - вообще молчу: его позвали не оценки ставить на экзамене (уши понежней ему подавай!), а просто попросили час занятий. Вместо того, чтобы порадоваться тяге зверей к освоению сложнейшей формы сонатно-симфонического цикла, он повёл себя так, как будто они в оркестр к нему пришли устраиваться («в музыканты не годитесь!»).
И так у Крылова почти везде, и в этом, собственно гениальность его басен и состоит: обдумать все несостыковки и понять, о чём НА САМОМ ДЕЛЕ автор пишет)

А вообще забавно иногда. Один мой взрослый приятель тут стал перечитывать  басни Крылова впервые со школных времён (то есть, практически читал с читстого листа). Читал и восклицал: "О, да это же про нашу организацию! В этой басне - про /имя сотрудника/, а в этой - про /имя другого/... И откуда-то Крылов всё про нас знал?.. " Так наивно звучало) Прям по басне "мартышка в зеркале увидя образ свой"))

Сегодня впервые в своей жизни я совершила поступок из честолюбия. Причём довольно рискованный поступок: согласилась прыгать на Важероме.

Предыстория. Важером – это конь, с которым мы работаем ровно три года. Конь с конкурным прошлым, но когда мы его взяли, это была скорее «заготовка» коня по умениям плюс психические проблемы. Изначально тренер прыгать на нём не планировала (достаточно сказать, что первые полгода мы только рысили, так как на галопе он стабильно начинал нести), да и вообще она из остальных своих всадников никого на него не садила – страшно. Почему она согласилась посадить туда меня: не потому, что я ездила как-то лучше их (скорее наоборот), а просто по неизвестной причине конь меня берёг и специально не ссаживал. За три года конь расцвёл, стал устойчив по психике, управляем, появилось качество в аллюрах, сгибания, элементы. И вот теперь тренер предложила раз в неделю ставить крестики – не для высоты, конечно, а просто для разгрузки мозга (роминого!) и для лучшего баланса.честолюбие - плохо?..Collapse )

И гениальный по своему педагогическому воздействию диалог перед первым заходом на барьер:
Тренер: Мань, заходи!
Я (думая, что сейчас мне что-нибудь подскажут, всё-таки три года не прыгать…): Лер, как? расскажи методику?
Тренер: ДА ЗАХОДИ УЖЕ! ГАЛОП!,...
Первый и последний до сего момента раз читано в школе, в 7 классе (11-12 лет), причем читано отрывочно. Кажется, я проболела, и вышла как раз к заключительному сочинению по этой теме. Надо было быстро прочитать, но произведение как-то сразу не пошло. Поэтому в памяти осталась кое-как фабула, пара расхожих цитат, выученный наизусть отрывок про степь и общее ощущение какой-то несусветной грязной атмосферы. Никаких фильмов и тому подобное по этому рассказу я не видела.
И вот вчера решила приобщиться и вынести уже взрослое и трезвое суждение.[мнение]

Ну что ж. Ещё раз убедилась в том, что дети всё понимают или, если не понимают, то ощущают правильно. Рассказ этот – гадость редкостная. Вообще не знаю, за что его так хвалят, и чем тут можно восхищаться, кроме как технической составляющей (язык, стиль, композиция). Козаки производят впечатление полных отморозков, нелюдей, по которым тюрьма плачет. Абсолютный инфантилизм, безответственность, отсутствие всяческой эмпатии, человеческих чувств. Одно пьянство и разбой. А главный герой – просто долбоёб придурок полнейший, чего стоит его «посещение» пленного сына.

Можно сказать, что автор так и хотел их охарактеризовать, как отрицательных персонажей, но очевидно, что это не так. Глубокая симпатия к «подвигам», восхваление  жестокости и кругом – двойные стандарты. Например, богатство поляков и евреев характеризуется только уничижительным образом (хотя по факту описывается что у одних это королевские или заёмные средства, а у других – результат коммерческих умений), а богатство козаков целиком и полностью награбленное (об этом говорится впрямую) – так и молодцы козаки, герои.

Антисемитизм в рассказе зашкаливает. Ещё в школе, помнится, мне было ужасно стыдно за автора. Там, где я росла, антисемитизм считался чем-то диким, каким-то дремучим пережитком, да и вообще непорядочным. И мне было неловко перед моими одноклассниками-евреями, что их вот так вот за людей не считают. Прям мерзко было, до сих пор помню.

Единственное, что может хоть как-то оправдать полученную картинку, так это если воспринять этот рассказ как эпос (что некоторые критики и делают). Мне эта мысль несколько раз приходила в голову при прочтении, но – нет. Невозможно в 19 веке создать эпос, никак невозможно. Авторские уши (то есть, оценка, индивидуально-личное отношение) видны повсюду, хоть он и очень старается подлаживаться под стиль этакого «народного сказителя». Только автор почему-то не понимает, что истинная эпическая объективность не в том, чтобы обгадить врагов и восхвалить своих: Гомер восхищается Гектором и сострадает Андромахе, Кассандре; в эпосе врага уважают. А у Гоголя что евреи, что поляки, что татары выставляются моральными и физическими ничтожествами, и непонятно тогда, что же героического в том, чтобы победить таких немощных врагов?

Ну и пятиминутка феминизма. Три женских персонажа – мать, панночка и татарка – даже не поименованы (фантазии не хватило у автора, зато у всех, даже у самых третьестепенных козаков есть имя и фамилия). Их судьба автора не интересует. Более того, она не интересует и персонажей. Сыновья как-то ещё один раз вспомнили о матери, но Бульба о жене – никогда. Женщины у Гоголя не чувствуют, не думают, не действуют, живут на инстинктах. Если у матери он всё-таки описывает некие чувства (и то, только те, которые обращены к мужчинам), то панночка здесь вообще как декорация. Описания внешности доставляют отдельно: мать у него исключительно «старуха» (с чего бы это, если старшему сыну 22 года???), а описание панночки исключительно сладострастно, и подано с довольно гадливым отношением, мол, мерзкие сети, которые могут отвлечь Настоящего Мужчину от его Дела. Сцена встречи в блокадном городе вообще не выдерживает никакой критики, враньё, она не могла так чувствовать, как это описывается. Ну и в заключение. Вот это вот, что за садизм? (цитата):
« <Бульба> заклялся сильно в душе против полячки, причаровавшей его сына. И выполнил бы он свою клятву: не поглядел бы на ее красоту, вытащил бы ее за густую, пышную косу, поволок бы ее за собою по всему полю, между всех козаков. Избились бы о землю, окровавившись и покрывшись пылью, ее чудные груди и плечи, блеском равные нетающим снегам, покрывающим горные вершины; разнес бы по частям он ее пышное, прекрасное тело».
Что это за смакование: тело пышное и прекрасное, чудные груди, густая коса? Вообще-то она там от голода умирала. Да и сама мысль, что женщину можно не за облик полюбить, не как красивую вещь, автору и его герою в голову не приходит.

Большой вопрос у меня: надо ли этот рассказ изучать в школе?  Вернее, изучать-то надо, но, как правило, в школе не принято критиковать автора. И если автор восхищается дерьмом, значит и школьников учат восхищаться им же.

UPD. Единственный персонаж, у которого есть зачатки человеческих чувств и художественной восприимчивости - Андрий - выставлен отрицательно: предателем и слабаком
Может ли женщина быть священником?
«Священнослужение — это скорее труд и тягота, чем право и удовольствие.  … Так что Церковь просто не возлагает крест священнослужения на плечи женщины. По-моему, тут не столько ущемление прав, сколько забота о женщинах» - спасибо, конечно, но вы кто, вообще? Может, женщины сами будут решать, какой крест они берут, а какой нет. Господь о нас позаботится и без вашей помощи.
«Жила себе девушка и никогда и не помышляла о том, чтобы стать священницей. По правде говоря, она и в храм-то не заходила… Но тут ей говорят: «Да ты знаешь, как тебя православные унизили? Они не разрешают тебе стать священником!» — и все, одним озлобленным нервным клубком, борющимся за свои «права», в мире стало больше…» - ясно, да? Кто борется за свои права – тот озлобленный нервный клубок. Но вообще, если эта девушка в такую церковь не заходила, то уже и не зайдёт точно, потому что для неё там не предполагается полное раскрытие талантов и дарований.
[Так может ли женщина?...]
Но вообще о. Андрей говорит, что богословских аргументов на запрет священства нет, и речь только о культурной традиции. Разбирает все причина отказа и не находит ничего принципиально запрещающего. И даже находит прецеденты чуть ли не женского епископства в древней церкви.
Кстати, приводит одно хорошее сексистское зеркало: «Можно красиво сказать: «Подобно тому, как единоначалие Отца в Пресвятой Троице не умаляет единосущия Сына и Святого Духа, так и единоначалие мужчины не умаляет достоинство женщины». Но это мнение мужчины. Точно ли женщины согласны с тем, что единоначалие мужчины не умаляет их достоинства? Ведь по той же логике можно не менее красиво сказать: «Подобно тому, как единоначалие Отца в Пресвятой Троице не умаляет единосущия Сына и Святого Духа, так и единоначалие белого человека не умаляет достоинство иных рас». – конечно, когда мы говорим о расах, о рабах, о ком угодно, то сразу видно, что подчинение унижает. Но только не в случае с женщинами: в этой же книжке о. Андрей пишет на полном серьёзе, что женщине должно быть в радость носить платок как символ подчиненного положения перед мужем. Как? Как?? – Мужская логика.

 Однако автор не ратует за женское священство, и вот почему. «Православие плюс женщина равно «приходская ведьма». Далеко не всегда, конечно, но все же слишком часто, чтобы этого не замечать. Удивительно, но факт: почему-то женская религиозность более жестока, нежели религиозность мужская» - ну это просто нет слов. Причем примеры – это злые бабки, делающие замечания, (ага, но ответственный за поведение и религиозные представления прихожан всё-таки священник. Где же он был, почему не воспитывает?), обилие магических глупых ритуалов, типа запрета ставить свечку левой рукой (вопрос – где священник? - остаётся). Короче, во всех негативных сторонах церкви видит женское влияние. Это очень странно хотя бы потому, что только мужчины имеют в ней авторитет. Опять выверт логики, но Кураев не видит его в упор.
А вот этический «перевертыш»: «Посмотрите, как разнится поведение мужчины и женщины в храме (при условии что у обоих еще нет опыта церковной жизни).
Мужчина, впервые зашедший в храм, ведет себя как охотник в лесной чаще. Он опасливо и внимательно озирается по сторонам. Но он опытен, он еще и не в таких переделках бывал. Поэтому он во всем разберется сам, он сам решит, куда какие свечки втыкать, и не стоит лезть ему под руку с советами…
Женщина же, впервые заходящая в храм, напротив, открыта к советам. Она только обрадуется, если кто-то подойдет к ней и объяснит. И вот она получает первые наставления: у этой иконы свечку за пять рублей, у этой — за десять, здесь поцелуй, здесь один поклон, а вот тут — три…» - авторская оценка:  поведение мужика правильное, а женщина – дура. Смотрим непредвзято: мужик – форменный  хам, его не волнует, что он может что-то там нарушить, помешать, он прёт как танк, т.к. привык, что «мужик всегда прав». Сколько раз видела таких «молодцов», во время службы чуть ли не в алтарь прущихся со своими свечками. Женщина же просто ведёт себя культурно и вежливо, и это -  недосмотр священника, почему у него в храме новоначальная может получить только безграмотные ответы.

Ну и последнее. После этого женщинам можно расходиться.
«Я просто совершенно уверен, что именно женщина написала дикий «акафист Божией Матери» … цитата: «Радуйся, грязных женщин, пришедших в храм, обличающая. Радуйся, продолжающим ходить грязными в храм, колдунам и чародеям их портить подвергавши. Радуйся, грязных дерзавших касаться святыни, скорбями и болезнями наказуеши. Радуйся, касаться церковной святыни в эти дни, грех дважды усугубляеши. Радуйся, грязным бравшим благословение у священников, благодати им не даеши. Радуйся, священников, касающихся грязных женщин, благодати на несколько часов лишаеши.» - ну вот с какого хрена это женщина-то написала? По-моему, как раз только мужчины испытывают такую брезгливость и отвращение к месячным. То есть Кураев просто на основании чего-то сугубо личного представляет данные строки как норму, которую только и может породить женщина…

Ну далее просто байки про сектантски настроенных, про ИНН, паспорта и прочую мракобесную муть под тем соусом, что это только женщины в церкви такие глупости разводят (как будто православнутых на голову мужиков не существует). Третий раз спрашиваю – куда смотрят священники?И контрольный выстрел:
«У нас уже есть общественный институт, куда пустили женщин, — школа. Чем это кончилось? Мужчины там водиться перестали, школа стала чисто женским институтом. Хороша ли эта «мутация»? Я в этом сильно сомневаюсь. … Если появится женское священство, то это будет верный шаг на пути превращения православия в тоталитарную секту» - нет слов. Но дальше вообще какие-то влажные фантазии: «Кроме того, не стоит забывать и об особой впечатлительности женщин. Их отзывчивость могла бы сослужить дурную службу, если бы появилось женское священство. Вспомните, как проходит исповедь в приходском храме. Кающийся стоит рядом со священником — и оба они открыты взорам остальных людей. А на исповеди люди, понятно, рассказывают о разном. И грехи бывают действительно грязные и подлые. Нетрудно догадаться, как все это будет отражаться на милом лице отзывчивой и сердечной священницы. Да по ее лицу весь храм будет читать, о чем идет речь…» - женщина склонна к жесткой религиозности, но сдержать сострадание не в силах. Странные представления у о.дьякона. И да, почему на «милом лице отзывчивого и сердечного священника» ничего не отражается? У нас они все роботы бездушные, что ли? Хрень какая-то. Мужская логика, короче говоря.

Сектанты эмоциональные, восторженные, проповедующие прямую связь с богом – только женщины, еретички – только женщины, невоздержанные, способные на бурные ссоры и истерики – только женщины… Феминизм – конечно же «крикливый и натужно-диссидентский»…

Игра в дочки-матери на деньги.
О суррогатном материнстве, о Киркорове. Короче, надо отказывать в крещении таким младенцам, т.к. их родители – неправославные (потому что не вняли запрету церкви и воспользовались сурматеринством) и поэтому нести ответственность за церковное воспитание ребенка не могут. А крещение – это не магический ритуал. – я согласна. Но тогда с оправданием крещения младенцев  вообще проблемы.
И опять, дальше мужского хрена о. Андрей не видит: главный минус сурматеринства в том, что оно даёт возможность – внимание! – становиться родителями гей-парам!!! – ну как так можно! Ну почему всё упирается в член? Мол, если у геев будет возможность завести ребенка, то тогда они не почувствуют божеского наказания (типа для них наказание - это бесплодие союза).


Вот и вся книжка. А теперь про то, чего там нет.
1. Проблема насилия. Сколько можно традиционно обвинять жертву? Духовная помощь изнасилованным в церкви.
2. Насилие в семье. Ответственность за отношения в семье – только ли на женщине? Насилие к детям. Социальная помощь церкви.
3. Матери-одиночки. Стигма? Почему когда папа ушёл в закат, то грешница – мама?
4. Роль в семье. Вопросы быта и обслуживания детей и стариков, если работают оба.
5. Послушание батюшкам - то есть, по определению не компетентным в женских вопросах людям. Низкий уровень их образования при позиции «смотрю с высока и советую».
6. Пропаганда церковью невежества – доколе?
7. Современные формы семейного устройства – однополые женские семьи, варианты?...
8. ….

Но нет, зачем об этом писать? Им надо было ещё раз полкнижки поговорить о себе-любимых, а во второй половине под благочестивым соусом рассказать, какое мы гавно, в понимании церкви. Спасибо, ещё раз за откровенность!
 
Глава 8. О сексе.
Сначала оправдывает церковные запреты тем, что они понятны и логичны только в движении по духовному возрастанию и при наличии веры. Неверующему человеку о них говорить бесполезно. Образ: альпинисты при всей амуниции на улицах летнего города – мол, при восхождении всё это снаряжение запретами и ограничениями и понадобится, но вам, светским не понять. Нельзя миссию начинать с разговора о запретах.
Дальше начинается абсурд. Под видом карикатуры моделирует урок секс-просвета в школе: «девочки, вы уже знаете, что бывает такое общение мужчины и женщины, что в женщине появляется новая жизнь, она становится беременной». После этого я 15 минут рассказываю девочкам о том, что они будут испытывать во время беременности: тошноту, аллергию и так далее. Затем 15 минут рассказываю о том, что они будут испытывать во время родов. Еще 5 минут — про «прелести» кормления грудью: маститы, молочница и так далее. Наконец, поясню на примерах, как будет строиться их режим дня после рождения малыша, расскажу, что пеленки и стирки, кормления и массаж заменят видик и сплетни с подружками…
45 минут прошло, звонок, мальчики возвращаются в класс. Чего я добился? Какими глазами девочки на мальчиков посмотрят? Скажут: «Ну, мужики, мы не знали, что вы такие сволочи! Все! Близко к нам не приближайтесь!» - мол, так говорить нельзя, это убьет женскую любовь, если рассказать всю правду. Понимаете, да? Лицемерие на марше. По мне так это единственно правильный и верный разговор, который  девочкам просто необходим, а главное - слова, что от мальчиков помощи не дождешься. У автора, кстати, прекрасные представления о девочковом досуге – кроме видика и сплетен с подружками у девочек ничего интересного нет, по его мнению.
[ещё больше о прекрасной женской жизни в церкви]
Глава 9. О душе. Опять мужики: притча про школьника, разговоры с юношами о семинарии и священстве. - Это женские вопросы или действительно, женщина в церкви души не имеет?

Глава 10. О секс-просвете.
Потрясающее отсутствие логики: в Америке ввели половое воспитание, а потом там увеличилось число вензаболеваний. И поэтому теперь они вводят программы воспитания целомудрия - ну что за чушь? Как одно другому помешать может? Пусть знают, но выбирают лучшее. Ну и как знание о презервативах увеличивает число заболеваний, вообще непонятно. 
Ещё выверт логики: «Сегодня в России более чем достаточно источников для желающих подростков узнать все, что их на эту тему интересует. Более чем достаточно всевозможных книг, журналов, видеопродукции. Поэтому совсем не обязательно вводить все это в школе. Кроме того, у массовой школы есть такой талант — убивать все, чего она касается. ... Хотите воспитать поколение импотентов — введите школьное половое воспитание» - ну так и хорошо же с т.зр церкви! Раз школа ко всему отвращает, вот и пусть она детей от секса отвратит! И почему автор этой книги – одновременно автор школьного учебника «Основ православной культуры», пропагандирующий школьно-церковное слияние? Мужская логика.

Дальше опять в центре внимания чувства и восприятие юноши. Но интересно он проговаривается о себе: «Когда сегодня юноша говорит девушке: «Я тебя люблю», то в 90 случаев из 100 в переводе на русский язык этот Ромео просто хотел сказать своей Джульетте: «Слышь, телка, я тащусь от тех ощущений, которые я испытываю в твоем присутствии». В современной молодежной культуре «я тебя люблю» означает «я тобой пользуюсь». То есть мне нравятся мои ощущения, я от них балдею, а ты для меня — просто стимулятор этих ощущений. И это не любовь, а всего лишь одна из форм эксплуатации человека человеком» - естественно, что вот это вот всё он экстраполирует на девушек, а с какой стати? Что он знает о  девочковой подростковой сексуальности? Вот об этом надо говорить. Как церковь может помочь девушке в этот сложный подростковый период.
Ну и на закуску – узаконивание изнасилований. Вопрос: Что делать девушке, если юноша признался ей в любви, видит ее как будущую жену, а она относится к нему как к брату? Ответ: отношение девушки к любящему ее юноше как к брату не является каноническим препятствием к их браку. – Понятно, да? Как же мы мужчинку-то обидим, он же влюблен!  Он ей физически мерзок, а церковь говорит «ачотакова, перетерпит, секс не главное». Прямая дорога к неврозу. Не говоря уже о том, что гораздо более животрепещущий вопрос для девушки – что делать, если возлюбленный относится как брат…

Дальше идет ряд очерков по некоторым околоженским темам. И первая из них, конечно же… пидарасы! Конечно же там о гомосексуализме, но вариант двух женщин даже не упоминается. В вопросах о гомо-браках о Андрей, к сожалению, не может выбраться из мужских трусов. Ему невдомек, что больше всего нужно гомобраки женщинам – для того, чтобы официально признавались так называемые «бостонские браки». Но это – слишком сложная мысль, ведь социальное служение нашей церкви неинтересно.

Следующий «женский вопрос»: может ли гомосексуалист стать православным священником? – без комментариев. Тем более, что ответ – может.

День святого Валентина.ну блин, кому это интересно? А по дороге ещё про 9 мая, про Св. Николу, празднование Рождества… Про Петра и Февронию: «Главная же проблема с празднованием дня Петра и Февронии как общенационального в том, что он приходится на разгар каникул — 8 июля. Праздники, которые обращены к детям, нельзя устраивать на каникулах, когда дети находятся вне школьно-государственной опеки» - о как мы заговорили! А кто же выше писал, что школа мертвит всё, к чему прикасается? А тут выясняется, что  церковь без школы, без государственных костылей с детьми сделать ничего не может, ни воспитать, ни заинтересовать. Мужская логика. Главное – школу обосрать (он там ещё потом скажет, что все беды в школе оттого, что там в основном женщины)

Мужчина и женщина в Книге Бытия.
Долго, нудно и псевдонаучно интерпретируются первые главы бытия. Ничего нового, особо «женского», всё это о. Андрей уже многократно разжевывал. Однако концы с концами всё равно не сходятся. Например: то смерть изначально присуща животным в Эдеме до создания человека и ничего греховного в ней нет. А то вдруг бог пугает этой самой смертью людей (смерть=грех). Ну и много такого. Кое-где о. Андрей читает буквалистки, а где-то – волюнтаристски. Например, змей соблазняет словами «сделаетесь как боги», о. Андрей делает вывод, что змей исповедует многобожие и предлагает Еве стать богиней. Отец Андрей, стать «как боги» и «стать богами» - это всё же разные вещи.

Вопрос: «Как церковь трактует «разность» мужчины и женщины?» - Ответ: «в каждом человеке есть то, что традиционно считается мужским началом, и то, что считается женским. Разум и чувства. Воля и чувствительность… Муж в повествовании об Эдеме — это разумно-рассудочная часть человеческой души, а с женственностью, соответственно, связываются чувства. … Так и человеческая природа с самого начала оказывается разнообразной, носящей в себе мужское и женское начала». – окей. Тогда  вот это вот: «муж будет главенствовать над тобой» тоже надо понимать не как подчинение полов, а метафорически: «разум должен главенствовать над чувствами». Но далее Кураев, как ни в чём не бывало, пытается оправдать  реальную женскую дискриминацию… Вот слепое пятно какое-то у человека…

Ужасно раздражает терминологическая путаница. Надо было бы четко следовать тому, что есть «человек», т.е. независимо от пола соединение «мужских и женских» частей психики,  а есть мужчина и женщина – разнополые проявления этого вот общечеловека. Кураев всё время путает: то у него человек=человек, то человек=только мужчина (что и выдаёт их подсознательное восприятие «женщина – не человек»). Мне, как читательнице, не всегда понятно, что из текста я должна отнести к себе, а во что мне вдумываться не обязательно.
Буквально на днях вышла книга отца Андрея Кураева «Женские вопросы к церкви». «Наконец-то!» - подумала я. Вспыхнула надежда услышать ответы на свои вопросы, сложные и каверзные, с которыми к типичному приходскому батюшке я даже не пыталась подойти. Вопросы, вызывающие агрессию, либо стену непонимания даже у самых продвинутых православных из тех, кого знаю. Кураев же, вероятно, последний, кого можно назвать «церковным мракобесом» или «зашоренным». Смело и честно он говорит о самых неприятных церковных проблемах. Поэтому его книга виделась мне действительно свежим воздухом. Результат – глубочайшее разочарование.

Книга построена в форме катехизиса, где некая абстрактная женщина интервьюирует автора, типа сразу заявляется такой «популярно-доверительный» тон беседы. На самом деле, конечно, выбор вопросов показывает, что автор  говорит не о том, что хотят знать женщины, а о том, что бы ОН им хотел сказать. – т.е. никого в церкви не интересует что на самом деле волнует женщин.

Конечно, по сравнению со стандартными книгами подобного рода, эта выделяется прогрессивностью. Например, он пишет, что запрет на супружеское общение в пост – поздний, и его можно не придерживаться, а человеческая телесность по богословским понятиям сама по себе не греховна. Также говорит об отсутствии научных источников о якобы церковном соборе, обсуждающем «есть ли  у женщины душа».
В вопросе ношения брюк считает, что это к устоям веры не относится, что женские брюки = женская одежда, однако же в вопросах практики предлагает слушаться своего приходского батюшку - т.е. женщина сама не может решить, как ей одеваться, замечательное равноправие. То же самое пишет про критические дни: что этот запрет в христианстве появился поздно, это влияние  старо-язычески-каббалистических традиций восприятия ритуальной нечистоты в эти дни, и изначально христиане наоборот были против еврейского взгляда на вопрос (допускали в т.ч. и к причастию). Т.е. в современном мире месячные вообще никак не должны влиять на церковно-духовную жизнь женщины. - но в конце всё равно призыв слушаться в этом вопросе своего местного батюшку.
Декларирует, что Церковь признает действительным любой брак – светский, инославный, иноконфессионный. У православных это просто просьба божьего благословения на важное жизненное дело. - если довести его размышления до логического конца, получается, что венчание совершенно не необходимая вещь даже для православных. Тем более, что обряд появился очень поздно.
Но при всём при этом общий настрой книги, и в особенности некоторые её страницы вызывают просто возмущение.
[далее будет пересказ на три поста...]
Глава 1. Женщина  - «вместилище скверны»?
Автор признаёт наличие неравенства женщин и мужчин в церкви, но оправдание даёт самое тупое: о женщинах плохо говорили монахи, потому что не умели держать яйца в штанах, и для них женщина – соблазн. Но далее поразительный выверт: в женских монастырях происходило то же самое, монахиням плохо говорили о мужчинах. Поэтому тут все стороны квиты, мол, и ничего страшного. Поразительный пример менсплейнинга – взять и приписать женщинам мужские проблемы. Вопрос, а где доказательства женских гадостей? – ну, мол, до нас дошли только мужские поучения, женские гадости остались в устной форме. Далее Кураев, чувствуя слабость таких оправдашек использует любимый приём обесценивания: «у других (буддистов и сектантов) ещё хуже, а вам вообще повезло» - вот нахрен мне про других, я уже православная, объясните мне почему тут – ТАК? И почему проблемы монахов спокойно перекочевали в светские отношения полов.
Тут же отвергает дискриминацию, рассказывая как женщинам было прекрасно жить в Византии, например: «Женщины имели право выхода на улицу: «Женщины уходили из дома по разнообразным законным, но количественно ограниченным и идеологически весомым поводам». – прекрасное описание прав (интересно, это он искренне считает, что с правами зашибись, и не видит противоречия со своими словами?)! Далее ни к селу ни к городу пересказ византийской истории как императрица отмолила своего умершего супруга - императора-иконоборца, и что фреска об этом событии была в покоях русской царицы, в то время как у её мужа фреска о том, что царь может изменять жене, и бог его не осудит - ооочень актуальная для современной женщины информация… как и последующая: как женщины в одном монастыре мечтали о священстве, и о том, как одна императрица захотела причащаться в алтаре.

Глава 5. О косметике.
Православие против любой искусственности, храм не место для лицедейства и заигрывания с противоположным полом. Но нужно не выходить за рамки принятых общественных норм внешнего вида. Разум и умеренность в помощь. О длине волос – говорит, что слова Павла были продиктованы сиюминутной общественной ситуацией, и на все века не распространяются. – всё ок, но зачем мне дальше несколько страниц об истории мужских священнических причёсок? Кто там что себе выстригал или наоборот растил?... Мужики, умейте удерживаться и не говорить всё время о себе! Тем более раз взялись говорить о женщинах.
О платках и длинных юбках. Павел опять находился в условностях того времени, т. к. платок тогда был знаком социального статуса. Далее потрясающе: «плат мужней жены — знак ее послушания. Это унизительно? Но если есть любовь — то для нее радостно, а не унизительно послужить любимому, исполнить его просьбу». просьбу в чём? Показать всем, что он имеет подчиненного человека? Может это мужу должно быть радостно снять с любимой все символы угнетения, не?
Ну и в конечном итоге вопрос платков-юбок сводится к тому, что мужчины – агрессивные сексуально озабоченные существа,  которые себя не контролируют, поэтому женщине лучше их не дразнить – надо было сразу говорить: держитесь от нас подальше. И опять дальше о себе любимом: как надо мужчинам и священникам покрывать-не покрывать, стричь-не стричь и т.п.…

Глава 7. Монашество и брак.
Все примеры «из жизни» только о мужчинах – о знакомых семинаристах, монахах, батюшках (и их беседах с юношами). Где женщины???
Об абортах. Ну тут всё понятно, к сожалению. Женщина=инкубатор, аборт=убийство. Хотя пишет, что до трёх месяцев это ещё эмбрион, и как бы можно. Но, блин, женщин же надо пнуть обязательно:  «феминистское лобби, которое никаких пределов не видит». – вот меня поражают мужики. Они и вправду считают, что для женщины аборт это как сходить зубы почистить? За вывод абортов из ОМС. Вот дурак, дурак. Неужели не понятно, что любая женщина, будь у неё финансовая возможность, пойдет на аборт платно. А ели у неё денег нет, и она вынуждена идти к государству по ОМС, то откуда у неё деньги на рождение и воспитание ребенка??? Ну логику бы хоть включил. Ну и грязная спекуляция на эмоциях: «что скажет мама, когда после своей смерти встретится с убитыми ею детьми?» - сорри, это о чем вообще? С какими убитыми детьми мама встретится?У нас личность формируется в первые недели? И больше всего возмущает, что когда действительно остро  напрашивается вопрос о мужчинах – фигура умолчания. Где же папы этих детей? Что они скажут на том свете? Или у нас все от святого духа беременеют? И ни слова о социальной работе. То есть запретить надо, а дальше – церковь не имеет к этому отношения.
Всё так...

Православие это религия семи Вселенских соборов. Хотя Церковь и называет себя «апостольской», важнейшие православные концепции: Троицы, Богородицы, иконопочитания были разработаны Вселенскими соборами. Однако вера апостолов – это служение Богу и ближним, так как это делал Христос, а не вера во вторую Ипостась божественной Сущности. Нравственность и этика в Православии, при всех заявления об их важности, всегда вторичны по отношению к догматике. Признание истинного догмата определяет принадлежность к истинной Церкви.

Православие – это религия Таинств. Христос пошел на крест вместо людей, но этого мало для Православия, нужно еще усвоить спасение, вкусить и впитать таинственную благодать. Святой Дух действует через Таинства, он как бы заперт внутри Церкви. Спасения можно достичь только через участие в Таинствах, а нравственность и этика идут после. Стремиться к ним не надо, надо сознавать свою немощь и прибегать к Таинствам – спасительным средствам. Бог в Православии действует только через материю (Причастие, елей, иконы, мощи и т.д.).

ещё больше неудобных вопросовCollapse )


Разве может мужчина становиться священником?

1) Мужчина - воин и защитник; его место - в армии, а не в алтаре.


2) Мужчина-священник не сможет уделять достаточного внимания своим детям и жене.

3) Физические особенности строения мужского тела свидетельствуют, что мужчина создан для тяжелого труда, а не для служения в храме, которое не требует большой физической силы.

4) Женщина создана после мужчины, являясь таким образом более совершенным проявлением человеческой природы. Создав женщину, Бог уже не творил ничего иного.

еще десять причинCollapse )

Мартышка и очки

Пал ещё один бастион моей олдскульности: сегодня мне подарили смартфон, и моя любимая кнопочная раскладушка ушла на заслуженную пенсию. А мой сегодняшний портрет вполне описан строками Крылова:

"Вертит Очками так и сяк,
То к темю их прижмёт, то их на хвост нанижет,
То их понюхает, то их полижет;
Очки не действуют никак"

Это просто фонтан впечатлений, и куча времени, которое придётся потратить на освоение сей машины( Будет чудом, если я в ближайшие три дня не зашвырну её в стенку.
И кто только решил, что телефон должен быть не телефоном, а невесть чем ещё, и что это привносит в жизнь удобство, и что современный человек просто обязан...!!!

"..... и тот дурак,
кто слушает людских всех врак!
Всё про Очки лишь мне налгали"

В общем, для меня сменилась очередная эпоха, переворот в сознании. Предыдущие были:
1. сама идея мобильного телефона
2. идея безлимитого интернета (хотя сейчас по факту у меня лимитный)
3. .... и вот теперь: идея "интернет всегда со мной"...

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Jamison Wieser